Внешний вид для меня, как выходца родом из 80-90-х годов, болезненная тема. Я не гонюсь за дороговизной, но придерживаюсь неких приличий в одежде. Она должна быть из натуральной ткани, красивой и не выбиваться из общего стиля моего или детского гардероба.

Думаю, это последствие некоей психологической травмы. Мама моя была разведена, работала секретарем в отделе главного технолога на заводе с окладом в несчастных 85 рублей в месяц. Позже, после получения инженерного образования оклад повысили аж до 120 рублей, но должность осталась прежней – секретарь. Жили мы с бабушкой и дедушкой – родителями мамы, которые тоже получали очень скромную пенсию.

Поэтому в «лихие 90-е» мы оказались в довольно бедственном положении. Покупать модные на то время вещи мама мне не могла. А одноклассники, большая их часть, одевалась модно – джинсы-варенки, пуховики, курточки из кожзама. Это сейчас я такие вещи даже под страхом расстрела не стану носить, а в свои 12-16 лет очень уж хотелось мне остромодную обновку. Но на обновки не было денег. Одноклассники в мою сторону смотрели косо – голодранка, да еще и верующая. В общем, как 100-процентный интроверт я ощущала себя еще большим лузером, чем являлась на самом деле. Белая ворона в квадрате!

Помню, на мамином заводе по дешевке распродавали китайские демисезонные курточки невнятного грязно-песочного оттенка. И мама наконец-то смогла приобрести мне что-то новое. Как же бережно я носила ту курточку. Стирала вручную чуть ли не каждую неделю – пачкалась она сильно из-за светлой хлопковой ткани. Юбку из драпа пошила в цвет – темно-бежевая вещичка была. Выпросила у мамы старые сапожки длинные, почти до колен доставали, на большой платформе. Светло-коричневые, замшевые... Осенью и весной такой «прикид» был уместен. А вот зимой я нещадно мерзла, придерживаясь принципа «хоть дрожу, но фасон держу».

Моя крестная (мамина сестра) однажды заметив, как я стучу зубами от мороза, сняла с себя пуховик и подарила мне. О! Это было великолепный пуховик. Длинный, теплый, благородного темно-фиолетового цвета, с глубоким капюшоном. Я в нем приехала на приход. До тех пор, пока пух не сбился (а там внутри был настоящий пух), эта вещь выручала меня по любым холодам. Зимы, несмотря на юг Украины, здесь царили несколько лет суровые – со снегами, сильными морозами. А храм у нас не отапливается.

И желтенькая курточка тоже «приехала» на приход. Носилась, пока молния отказала. Потом по хозяйству ее таскала… До дыр прохудилась, в краску испачкалась. То ли сожгла ее, то ли на чердак вынесли к старью.

А самое страшное воспоминание из детства – это «румынки». Бабушка так называла мужские ботинки, обшитые сверху искусственным мехом. Ободок такой был у них по верху, видимый снаружи. Сами ботинки коричневые, мех черный. Мои длинные худые ноги, по словам одной язвительной одноклассницы напоминали «лапки пса Артемона». Это сейчас мне смешно с такого определения. В 5-6 классе плакать хотелось… У всех девочек красивые сапожки, а у меня эти проклятые «румынки». Они были модные в войну, во времена молодости бабушки. И она очень любила такой вид обуви. Конечно, дело не только и не столько в любви. Просто денег на приличные сапоги опять не хватило. Приходилось терпеть насмешки и косые взгляды одноклассников. Года два-три промучилась. До сих пор как вспомню, так вздрогну!

Впрочем характер такие трудности отлично закаляют. Теперь мне плевать на чужое мнение. Однако к одежде я до сих пор отношусь трепетно, хотя и не следую модным тенденциям – ношу то, что нравится и то, что, на мой взгляд, выглядит красиво именно на моей фигуре. Особенно щепетильна в выборе детской одежды. На ней мы практически не экономим.

Свекровь всё пытается передавать нам вязаные и ношеные вещи советского образца. Вяжет она посредственно. Особенно выбор цвета раздражает. Вот уж где реально серо-буро-малиновый в фаворе. Да и нитки все либо старые, либо грубые. Дети такие колючие свитера, шапки, шарфы на дух не переносят. Но женщину понесло – остановить невозможно. Хуже взбесившейся вязальной машины. Что-то придумает себе и давай вязать, не спросив, нужно ли это нам в принципе. Лена на днях провела с ней воспитательную беседу. Надеюсь, человек всё понял…

Мои дети не могут одеваться из-за ее прихоти хуже всех. Я помню, чем это «хуже всех» чревато для неокрепшей детской психики. Время «румынок» больше к нам не вернется. Я себе это пообещала. Но не перестаю удивляться вкусам свекрови... Это осознанное вредительство или просто недомыслие?

Другие записи в этой рубрике:

✔ 19 лет вместе
Сегодня у нашей семьи памятная дата. Ровно 19 лет назад - 9 августа 1995 года, в ...
✔ Дражайший супруг
«А как наш батюшка пришел к вере?» - такое (или похожее предложение, произнесенное в вопросительном ...
✔ Вместо института
Закончила я школу в «горячем» 1995 году и сразу же все свои мысли устремила к ...
✔ Школьные годы
Школа… Для кого-то слово приятное своими воспоминаниями, а для меня вызывающее отторжение и легкую грусть. ...
✔ Первое воспоминание
Бывают люди с феноменальной памятью. Их детские рассказы полны мельчайших подробностей и объемных уточнений. Вот, думаю, ...
✔ Первый «богословский» спор
Вытирала пыль на книжной полке, наткнулась на Библию подаренную мне моей мамой. Библию я эту ...
✔ Накануне
Канун очень важного в нашей семье дня, дня свадьбы. Семнадцатый год мы с Серёжей терпим друг ...