Третий! Или пятая беременность, пятые роды

Вот и появилась у меня свободная минутка между непрекращающимися ни днем, ни ночью кормлениями, между постоянной сменой пеленок и выслушиванием почти бесконечного детского хныканья. Вообще, грудное вскармливание малыша это что-то с чем-то…отдельная тема для письменных размышлений! Честно признаюсь – тяжело. Уже не верилось, что доживу до того приятного момента, когда у меня появится свободное время (хотя бы ночью!). Паниковала зря. Ребенку еще не год-полтора, а всего сорок два дня от роду, но написать заметку у меня явно получится. Ура! Relax forever!

Наверное, это будет самый эмоционально-сбивчивый рассказ о родах (воспоминания свежи!)… и самый забавный.

Вся пятая беременность совершенно неожиданно для меня прошла под лозунгом «не напрягайся!». Во-первых, забеременеть я не планировала, но вместе с тем и не боялась оказаться вновь в интересном положении. Во-вторых, всю беременность провела, так сказать, не заботясь о ситуации. Забегая наперед, отмечу, что и родила точно так же – «между делом».

В конце июля(2013 года) муж вместе со старшими детьми уехал в паломническую поездку по России. Отпускала их с волнением. Переживала, справлюсь ли сама с двумя маленькими детьми. Кириллу еще не было и 7 лет, а Анастасии исполнился всего год и три месяца. Первый был настоящий непоседа, вторая капризная и не приученная к горшку, к тому же кушать сама не умела и учиться не хотела. Глаз с них спускать нельзя всё время пока бодрствуют, обязательно натворят что-нибудь непозволительное с точки зрения взрослого человека. Это их обычное состояние – «творить». Кирилл плюс Настя равно «гремучая смесь из баловства, шума и перевернутого вверх дном дома».

Я уже привыкла к такому «детскому хаосу», но иногда срываюсь и очень нервничаю. Концентрация «хаоса» на один квадратный метр превышает силу сопротивления каната моего терпения, канат рвется и…мама начинает громко ругаться (в простонародье «орать благим матом»). Трудно принять спокойно весь «вопиющий беспорядок» в доме, еще труднее крики во время подвижных игр! Я ведь люблю и порядок, и тишину – родилась в неполной семье, где кроме меня самой и шалить-то было некому.

К моему удивлению все десять дней (во время отсутствия папы и моих старших помощников) младшие вели себя относительно спокойно. Кирилл слушался, Настя тоже. Только моё самочувствие оставляло желать лучшего. Стояла удушливая жара. С каждым новым днем у меня усиливалась непонятная слабость. Я решила, что так мучительно наступают затянувшие с приходом критические дни. А когда «день икс» минул, насторожилась. «ОНО?» — спросила я себя для порядка и даже не поверила возможному «да». 37-ой день цикла…Странный какой-то цикл получается! Длинный для моего организма. Прислушалась к себе еще внимательнее. Начало меня едва уловимо мутить по утрам. Почти незаметно... Потом вполне ощутимо мутило целыми днями и резко пропал аппетит. Ходила в сад и ела там не дозревшие сливы. Они казались неимоверно вкусными.

Еле дождалась окончания паломничества мужа! Связи с ним никакой не было. Роуминг он так и не подключил – дорого. Так что, мобильный молчал, натягивая мои и без того натянутые нервы. Ужасно переживала, когда приходилось поднимать на руки Настю. Боялась «сорвать». Внутреннее предчувствие подсказывало – задержка случилась не просто так! Следует беречь себя.

Встречала моего батюшку, а с ним Алексея и Елену нашей машиной. Встреча оказалась делом весьма нервным! Сначала машина поломалась, потом водитель повредил на дороге два колеса, затем пытался продолжить путь без включенных фар (по темноте!), еще позже заявил, что не помнит куда ехать. А со мной были дети…и мы ОПАЗДЫВАЛИ на два часа. Мои ждали машину прямо на трассе, периодически названивая и спрашивая скоро ли я буду на месте. Самое настоящее искушение! Стоит ли говорить, как я извелась за те два-три часа пока, наконец, не увидела своего дорогого отца Сергия, пока не преодолела разделяющие нас 100 с хвостиком километров? Увидела его – сразу полегчало! Тяжела ты, шапка Мономаха… Я об ответственности за происходящее. Пусть теперь муж беспокоится. Ему по статусу главы семьи положено волноваться. Растущее внутри меня напряжение тут же отпустило! Только осадок неприятный от него на душе остался… Шепнула мужу на ухо о задержке. В нашем районном центре купили тесты на беременность. Есть в городе единственная круглосуточная аптека, где всё дорого, но зато можно купить лекарства, когда хочешь.

Тест оказался положительным… Восприняли мы с мужем новость очень спокойно. Обрадовали детей. У них потом всю мою беременность было любимым занятием гадать, кто у нас родится – мальчик, или все-таки девочка.

Беременность прошла почти незаметно, если не считать ранний токсикоз. До 16 недель досаждала тошнота и слабость. У меня такой долгий токсикоз бывает, когда «беременность женского пола». Из-за плохого самочувствия я стала склоняться к варианту, что «точно ношу девочку». Старший сын постоянно шутил: «А если двойня?», на что наш папа отвечал: «Как Бог даст!», а я впадала в истерику – «НЕ хочу!!! Не хочу двойню, не хочу кесарево!» (у нас «сложных» беременных обычно кесарят без разговоров)

На учет в женской консультации встала поздно. Кажется в 24 недели. Посещала гинеколога редко, раза четыре за весь срок. Как-то незаметно обошла всех положенных врачей, так же незаметно подошла к 38 неделе. Животик был с виду аккуратный, не очень большой. Жить мне давал вполне комфортно. Изжога мучила мало. Иногда, правда, артериальное давление достигало отметки 140 на 90. На ногах за две недели до родов появились небольшие отёки, но анализы были хорошими. Полежишь денек спокойно – давление само и нормализуется. Своё самочувствие я оценивала как стабильно хорошее. Уставала, конечно, но по дому мне помогала старшая дочь. А вот нервничать мне было категорически нельзя. Как посмотришь новости по телевизору (а они были пугающими — переворот, кровавые столкновения), сразу давление вверх ползёт! Изредка «Папазол» пила (если отлежаться не получалось). Однако особых проблем с самочувствием у меня не было, я считаю.

За две недели до родов посетили с мужем роддом, договорились с заведующей (Шептухой), что нас пустят на совместные роды. К тому времени у меня отошел кусочек пробки (слизи, закрывающей «вход» в матку) и «опустилась головка» ребенка (имеется в виду опускание в малый таз). О пробке я, естественно, Шептухе ничего не сказала – не хватало еще, чтобы меня заранее в больницу положили! Предполагаемый день родов был  поставлен нам на 5 апреля. Этого числа я и ждала, надеясь «родить раньше».  Старалась не волноваться зря. Гнала плохие мысли прочь. Нашла в интернете акафист иконе Божьей Матери «Помощница в родах». Его и читала каждый день на ночь после вечерних молитв, внутренне настраивая себя на то, что «всё будет хорошо!». Прошла Крестопоклонная неделя. В воскресенье я еще была на Литургии в храме. Про себя подумала: «Середина поста, а родов всё нет… Господи, помоги родить раньше!» Очень не хотелось мне проходить дольше срока. Опасалась что ребенок наберет вес. И вот, словно услыхав мои пожелания, наш ребеночек послал «сигнал» и процесс родов запустился. Запустился на 9 дней раньше срока.

В среду днем я ощутила, что у меня «что-то не так!» Мужа пугать не стала. Решила понаблюдать за ощущениями. Потягивало спину. Живот «молчал». «Наверное предвестники…» — решила я. Такие схватки были при четвертых родах за сутки до самих родов. Но я ошиблась! В десять часов вечера меня прихватывало уже серьёзно. Сообщила мужу и старшей дочери. Остальные ничего не заметили! Выйду из комнаты – продышу схватку и опять зайду. Ближе к полуночи покупалась и попросила мужа «навести марафет там» — то есть, побрить. Поставила себе микроклизму. При всём этом рожать собралась на следующий день…утром. Поэтому (о, наивность!) сумку в роддом я собирать не спешила. О чем позже пожалела.

Отправив сыновей спать и попросив Лену уложить спать Настю, я по просьбе мужа стала искать на спутниковой антенне закодированные каналы – в то время российские каналы нам без предупреждения перекрыли по приказу революционного Киева. Где-то с полчаса занималась раскодировкой и поиском нужных нам каналов, всё время при этом пританцовывая на месте. Легонько так раскачивалась из стороны в сторону. Помнится, батюшка очень подозрительно на меня посмотрел и спросил: «Схватки?» Я легкомысленно буркнула в ответ что-то типа: «Ага…» и продолжила свой «хакерский труд». Наконец каналы были найдены. Час ночи! Мысленно себе поаплодировав, я поняла что…схватки слишком частые и бросилась собирать сумку в роддом. На это ушло бы от силы минут 15. Однако схватки не позволяли  разобраться с вещами так быстро, как хотелось! Я каждые пять-десять минут останавливалась и дышала. Промучившись минут двадцать, я сдалась. Пришлось срочно будить и звать на помощь старшую дочь. Говорила Лене, где что лежит, а она раскладывала это в две сумки – для ребенка и для меня лично.

В два часа ночи до меня дошла еще одна уже явная истина – до утра я дома не просижу. Похоже, меня скоро тужить начнет… «Поехали! Собирайся!» — заявила я мужу. А он в ответ шутливо произнес: «Куда?» Шутки шутками, но оделся батюшка быстро. Кое-как оделась сама. Растерялась…да и боль отвлекала. Колготки и то не могла самостоятельно одеть! Лена надевала их мне, как маленькой. Все мысли были сосредоточены на одном: «Хоть бы не потуги! Хоть бы не потуги…»

Вышли на улицу к машине, а там хлещет ливень. В результате ехали не быстро – на дороге много ямок, замаскированных дождевой водой. Эта дорога сквозь ночь, через бесконечные дорожные  колдобины, намертво въелась в мою память! Особенность подвески у джипа такая (забыла написать — новую машину нам купил свекор за 8 месяцев до родов), что ямы он проезжает мягко, а на бугорках «подскакивает». На особо глубоких ухабах сильно трясло и сразу приходила такая же сильная схватка. Просила мужа притормозить, чтобы не ускорять процесс, хваталась рукой за дверную ручку и шептала вслух: «Ой, Господи… Господи, помоги!» — имея в виду «помоги не родить прямо здесь, в машине». Батюшка считал эти вынужденные остановки. Оказалось, что сильных схваток было десять.

Приехали в роддом минут через сорок. Прямо к крыльцу подъехали. Открыли нам не сразу. Не мудрено! На часах 3:15. После третьего звонка дверь распахнулась и на пороге возникла сонная медсестра. «Что такое?» — поинтересовалась она(или спросила нечто наподобие, но смысл был один — чего приехали на ночь глядя?). «На экскурсию мы...!» — съязвила я про себя. «Рожаем…Пятые роды» — ответил батюшка. «Проходите» — пригласили нас внутрь и я осторожно вышла из машины. От страха схватки прекратились! Внутри ждал безлюдный приемный покой родильного отделения и настороженная больничная тишина. Переодевалась я в ночнушку и халат, дрожа от холода. Подумала – нервы. А медсестра «обрадовала»: «Нам отопление отключили, в отделении холодно. Халат взяла?». А на календаре 26 марта! Такая вот забота о больных и роженицах с детишками… Потихоньку, через неосвещенную лестницу, дошли до смотровой на втором этаже. Схватки стали почти незаметными.

Видя моё внешнее спокойствие, дежурная акушерка оформляла меня тоже в сонном режиме, то есть не спеша. Уточнила верующие ли мы, коль рожаем в пятый раз. Была недовольна, что я приехала без лекарств, которые следовало «купить по списку». Три недели назад, в женской консультации мне никакого списка не дали. Видать решили, что если мы договариваемся с заведующей о родах, то мы на особом счету. Он-то меня и волновал! Принимали меня явно как рядовую роженицу, а нам был нужен именно особый счет, чтобы попасть на партнерские роды. Дабы это понять и «войти в положение» дежурной акушерке понадобилось минут пятнадцать. Я сказала, что мы приехали на партнерские роды, что нам Шептуха разрешила — раз пять подряд это повторила. И она пошла говорить с мужем, уточнять чего же от неё хочет эта навязчивая роженица – правильно ли она поняла, что я переживаю о совместных родах и что нам позволено так рожать? Батюшка упомянул заведующего всем больничным комплексом и заведующую гинекологией… Произнес как бы невзначай: «А Саша (то есть, главврач) ничего нам не говорил о лекарствах…и Шептуха ничего не говорила» Акушерка оказалась понятливой. Прямо на лице понятливость отразилась – мол, «знакомые главврача пожаловали!» (Посему список лекарств был заметно урезан, галочками отметили только самое необходимое). Как изменилось отношение к нам со стороны акушерки, я краем глаза уловила, но тогда мне было не до веселья – мужа всё еще не впускали в отделение. Ждали дежурного врача и была это не Шептуха (то есть женщина), а Криворука…мужчина (коих я в гинекологии вообще опасаюсь и стесняюсь).

А как же обещанные партнерские роды?! Пустит ли Криворука Сережу на них, или нет? Вопрос повис в воздухе… Волнение моё всё больше нарастало. Перетерпев еще одну сильную схватку, при которой держалась за руку мужа, я отпустила его руку и с внутренним содроганием поплелась в родильный зал. Как на заклание! Акушерка таинственно заявила, что «открытие хорошее, пошли в родзал». Что такое «хорошее открытие» я так и не поняла… Все мои познания о раскрытии шейки матки сводились к банальным цифрам, а не к эмоциональному определению хорошо это, или плохо.

В родильном зале мне поставили в вену пластиковую «бабочку» для будущей капельницы. Почти сразу пришел дежурный врач. Я едва в истерику не впала! Василий Владимирович Криворука славился крутым нравом. Мог и нецензурно выругать роженицу, и…ударить. Осмотрел он меня быстро и совсем не больно. Надо же! А ручищи, как у медведя лапы. Велел залезать на родильный стол. Из его уст я и узнала, что приняли меня с раскрытием в 7,5 сантиметров. И пока оформляли я незаметно(!) раскрылась полностью (на 10 см).

Стала говорить ему о партнерских родах. В ответ услышала: «Мне этот цирк здесь не нужен!» Стала возражать, что Шептуха разрешила. А Криворука в ответ: «Пусть тогда Шептуха сама и принимает!» Пока я громко возмущалась и спорила с ним (вот шутник!), акушерка мне шепнула: «Муж пошел за лекарствами. Сейчас он переоденется и придет сюда». Я её прекрасно слышала, но…умом НЕ понимала смысла сказанного. Пришлось врачу самому мне сказать (смилостивился, наконец!), что он сейчас «всё здесь приготовит, чтобы уже можно было рожать, а мужу присутствовать». «Приготовлением» оказалось вскрытие околоплодного пузыря. Как я поняла по ощущениям, врач (его пациентки между собой зовут Вася, так и я буду называть в дальнейшем) помог головке ребенка выйти из шейки матки. Тут к моей радости пришел мой ненаглядный супруг, а мне подключили капельницу с окситоцином и сказали потихоньку на схватке тужиться.

Тужиться  продуктивно абсолютно не получалось! Врач начал нервничать. Утверждал, что ребенок не движется. При этом акушерка тихо мне говорила, что он «совсем неплохо движется когда хорошо тужишься». Не знала я, кого слушать и кто больше прав! А еще абсолютно не понимала, чего от меня хотят!!! Что такое «тужиться хорошо»?! Это было самым неприятным. НИКТО толком не пояснил, в чем я ошибаюсь. Вася ругался, но весьма вежливо, без матерных словечек, явно опасаясь мужа. А я спорила с Васей. Довольно громко и довольно долго! Позже мне детская медсестра сказала, что «доктор очень не любит, когда много говорят». Спрашивала, куда он так спешит, подгоняя меня с потугами? Дважды я по часу тужилась (с Алексеем и Кириллом) и никто меня в шею не гнал… Он даже с досадой рукой махнул: «Ну, как хочешь! Застрянет ребенок… Влагалище скоро отечет… и всё!» Я кстати заметила, что сынуля вышел не так как положено, а лицом к моей ноге и нос у него сплющенный. Может он просто шел не правильно? Кто знает… Нужно больше пояснять роженице что именно сейчас происходит у неё  в процессе родов и всё тогда будет хорошо с взаимопониманием между врачом и пациенткой – таково моё мнение.

Здесь сделаю отступление. Еще одна особенность этих родов — у меня брали анализы крови прямо в родильном зале. Не успели раньше, боялись что я рожу очень быстро. Итак, кровь из пальца взяли во время потуг. Пришла лаборантка и она мне очень мешала! Одну потугу из-за этого анализа я практически пропустила.  А потом брали кровь из вены сразу после зашивания разрыва(брала сама акушерка). Для определения больна ли я венерическими заболеваниями...третий раз на них кровь брали! Я считаю и те два раза, что были в женской консультации. Как будто сифилис у нас главная болезнь всех беременных!)))) Но зато благодаря анализу крови из пальца я точно знаю, что у меня сильно понизился гемоглобин. До рождения ребенка был 131 единица, а на второй день после родов 89. Никогда у меня такого низкого не фиксировали. Не понятно КУДА делась моя кровь?)) Ведь кровотечения по сути не было.

И  снова возвращаюсь к потугам.

Спасибо моему батюшке. Он мне один из всех присутствующих разъяснил, что я неправильно дышу на потуге. Я инстинктивно боюсь вдыхать ртом. Занимаясь Бодифлексом не один месяц подряд, четко усвоила, что при вдохе ртом (при занятиях этой дыхательной гимнастикой), можно получить гипервентиляцию легких, а это чревато неприятными последствиями для здоровья. При потугах срабатывало моё подсознание! Я вдыхала носом, выдыхала, задерживала дыхание на 10-12 секунд и только тогда начинала тужиться — точно как при Бодифлексе, выполняя упражнение на задержке дыхания! Ничего не могла с собою поделать… Не хватало меня на три приёма, чтобы тужиться трижды за одну потугу! Максимум выходило два раза, так как я задерживала дыхание явно на большее время, чем не тренированная женщина. Но дышала я катастрофически не так! А значит усилия «на низ» были слабее. И трех попыток за один подход ни разу у меня не вышло…

После Сережиного замечания каждый раз пыталась вдохнуть ртом и не выдыхать до конца потуги. Честно пыталась! Как это получалось, не знаю. Думаю, плохо получалось… Но вскорости родилась головка и я, боясь задушить ребенка, уже тужилась изо всех сил (наплевав на правильность дыхания!) пока он не родился полностью. Выдохнула воздух, а с ним и мольбу «Господи помоги!!!», сцепила зубы — так и родила, больше силой воли, чем физическим усилием. Всю последнюю потугу ясно ощущала две вещи – тепло Сережиной руки (оно будто посылало мне силы!), за которую я держалась вместо поручня родильного кресла, и  жжение в месте выхода головки.

Оказалось, что я практически не порвалась. Не зря акушерка советовала выдыхать плавно, беречь промежность. Как раз этот «пункт» у меня получался прекрасно.

Шил меня Вася минут пять. И мы с мужем буквально заставили его всё хорошенько сбрызнуть 35% раствором лидокаина (специально его с собой на роды взяли). Брызгать он не хотел, но подчинился нашим просьбам. У нас в роддоме царит практика зашивания вживую… Гестапо отдыхает! Спасибо, уважил. Да и зашил ровненько. «Красивый шовчик!» — так отзывались все акушерки на ежедневной обработке. Забавный комментарий, однако. Не знаю настолько ли шов красив, что вызывает бурное восхищение у медицинских работников, но то что он ни разу не болел — точно красивый факт.

Родился у нас с батюшкой наш третий сын 27 марта в 4:35 утра. Имя ему мы выбрали заранее – Артём (девочку назвали бы Катей). Вес 3 900, рост 53 сантиметра. По шкале Апгар дали 8 баллов. Очень даже не плохо. Учитывая, что из-за длительного потужного периода сынуля родился синеватым. Зато он громко кричал, возмущаясь неприятными ощущениями и резво болтал ручками-ножками.

Родзал, папа с новорожденным сыном

Screenshot_14

Как всегда, самым тяжелым для меня было «отжимание» руками  матки после родов. Так врач стимулировал её сокращение. Дополнительно мне вкололи окситоцин в бедро. Боялись возможного кровотечения.

Полтора часа Вася от нас буквально не отходил ни на шаг, контролировал сокращение матки и вид выделений. Жаловался при этом на меня мужу: «Вроде бы роды легкие, а у меня вся лысина мокрая! Матушка такая разговорчивая!» Под «разговорчивостью» он, наверное, имел в виду мою попытку контролировать процесс и осведомленность о том, как должны происходить роды. До сих пор вспоминая эти слова, улыбаюсь. «Ничего страшного, — заметил мой батюшка уже дома, после выписки, — Вася просто привык работать с женщинами из села. Никто с ним никогда не спорит, ничего ему не говорит. Переживет!»

Как только Вася ушел – всё у меня было хорошо, муж надел подрясник и окрестил нашего сыночка. Так что, крещенный он у нас в родильном зале, с первых часов жизни.

Положили меня по желанию супруга в платную палату. Рассчитана она на двоих, но я лежала там одна. Душ, туалет, рукомойник были как говорится всегда под рукой, что очень удобно. Ребенок тоже с первых часов жизни рядом с мамой.

В палате, через 2 часа после родов

Screenshot_15

Тишина и комфорт в палате способствовали хорошему настроению. Поправлялась я быстро. Встала на ноги через полтора часа после того, как меня перевезли в палату. Всё это время рядом был Сергей. Помогал вставать на ноги и следил, чтобы я от головокружения не упала. Потом вздремнул здесь же, в палате (на второй кровати) и уехал к полудню домой.

Общий вид палаты

Screenshot_16

Пеленальный столик

Screenshot_17

Слава Богу, с самочувствием моим всё было действительно хорошо. А еще мне наконец-то удалось наладить грудное вскармливание! Чему я несказанно обрадовалась. Кормила я «по требованию», особенно следила за питанием сына ночью – когда стимулируется лактация, старалась много пить и не пользовалась соской-пустышкой. Всё время занималась либо сыном, либо своим здоровьем. Следила, как часто посещаю туалет, ходила несколько раз в день мыться, вовремя кушала. Все врачи (детский, хирург, невропатолог) приходили в палату. Здесь же Артёмку и взвешивали. Чем не курорт для многодетной мамы?

Тёмка, сон в роддоме

Screenshot_18

Вася прописал мне на три дня уколы окситоцина. Не зря его лысина потела! Он все-таки услышал мои жалобы на образование сгустков в матке после прошлых родов и принял меры для профилактики этого неприятного момента. Выписки боялась ужасно! Но сгустков в матке действительно не было.

В день выписки из роддома

Screenshot_19

Приехала домой на пятый день, вся окрыленная и собой довольная! Конечно, дома нервничала и нервничаю. Не всё успеваю с домашними делами (точнее ничего не успеваю!) и за младшей дочкой не так как мне хочется ухаживаю, слежу; и сплю я мало – кормить приходится ночью не один раз. Но грудное вскармливание всё же сохранила. К месяцу Артём набрал 1 кг 100 грамм и подрос на 4 сантиметра.

Были и проблемы. Куда нам без них? Например, пупочный остаток (сейчас выписывают с ним) отпал у нас на 19-ый день жизни и то с помощью неонатолога! Специально ездили в больницу. Сказали, что так поздно пупок отпал у нас одних во всем районе. Опять мы отличились! Всё не так как у людей. Про жидковатый и частый Артёмкин стул и мои лактостазы, а также про мои опасения касательно послеродовых выделений(к 40 дням они не закончились, всё еще чуток мажется!) и опровергшее их УЗИ писать здесь не буду. Дело житейское. Главное – здоровье моё в порядке и у Артёма особых проблем нет. Слава Богу за всё!

Screenshot_20

Дома, мамины сони :-) Артёму 8 дней

Надеюсь, эти роды еще не последняя точка в деторождении. Хотя я уже и успела нагрешить. Заявила однажды, в особо нервный день, что «не хочу больше рожать», что «мне тяжело с погодками». Ох уж этот… слабый женский пол. Сначала говорит, а потом думает. И всё время наступает на те же самые грабли малодушия! (Пусть Боженька в будущем не вспомнит моё глупое ворчание…)

УЗИст сказал, что 34-38 лет это «золотой женский возраст», а после 38 лет гормональный фон начинает резко идти на спад и родить ребенка становится проблематично. Так что, у нас еще есть пара лет дабы «уравнять счет» — сделать количество мальчиков и девочек в семье равным. Этого нам желала и принимавшая роды акушерка.

Такие вот многодетные дела. Жизнь течет незаметно, подчиняясь одному Богу ведомым законам... Что будет дальше – время покажет. А пока планируем «официальные» крестины. С гостями, с праздничным столом. И всё же верим, не смотря на мрачную политическую обстановку, в светлое будущее.

 

Прочесть другие записи в той же рубрике:


2 thoughts on “Третий! Или пятая беременность, пятые роды

  1. Ксения

    Прямо переживала и тужилась вместе с Вами. Почему-то говорят, что последующие роды легче предыдущих, у меня не сработало, хотя опыт не такой большой. Желаю Вам и вашим погодкам пережить первый год, дальше будет легче(сама на это очень надеюсь), и не болеть никому и ни сколечко!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *