Вместо института

Закончила я школу в «горячем» 1995 году и сразу же все свои мысли устремила к проблеме получения высшего образования. Почему к проблеме? А потому, что семья моя была откровенно небогатая. К тому же, в этот период всю страну (и не первый год подряд) чувствительно лихорадило – полнейший развал экономики и разгул преступности. Это сейчас подобное состояние называют обтекаемо, финансовым кризисом. А раньше напрямую говорили – безработица, обеднение простых людей. Кто-то сумел «подняться» нечестным путем, на чужой беде (или глупости, страхе) сколотил свой бизнес. Но большинство жило за чертой (или у черты) бедности. В такой ситуации матери-разведенке, работающей на заводе не на хлебной должности секретаря одного из заводских отделов, обеспечить мою учебу было попросту не реально. К тому же, на бюджет я поступать не собиралась, так как технические профессии нашего городского ВУЗа, связанные с математикой и точными науками были для чистого гуманитария, каковым я являлась, не по плечу – и тяжело учиться, и не интересно. В другой город уехать учиться я тоже не могла – на все поездки необходимо мамино разрешение (и деньги), а она отъезд не одобряла. Направила я тогда взор на гуманитарный коммерческий институт, а именно на кафедру археологии с изучением иностранных языков. Планировала учить китайский. Лучшим ученикам (а я была весьма уверена, что смогу прилично выучить сложный китайский!) обещали стажировку за границей. Я окрылилась – вот оно, моё! Быстренько собрала все необходимые для поступления документы, дело стояло лишь за оплатой обучения. И сумма вроде бы небольшая, да бабушка выступила категорически против. Мол, не выдумывай – иди работать, в семье денег на твои причуды нет. В 17 лет, без образования? Кем и где я могла работать?! Обиделась тогда сильно. Начала спешно искать работу, чтобы оплатить себе учебу – июнь заканчивался, а работа не находилась. Всех потенциальных работодателей смущал мой юный возраст – «беременная что ли? Зачем тебе работа? Учись-ка иди!» Сплошная нервотрепка! Вся извелась я и тут… вмешался Промысл Божий. Иначе как Промысл происшедшее я и называть не могу!

На наш клирос в храме Рождества Богородицы ходила одна женщина по имени Тамара, переводчица по профессии. Часто мы с нею на разные темы общались. Не знала я, что сильно ей нравлюсь. Тамара рассказала обо мне своей подруге Люде, а Люда родителям семинариста, подыскивающим для сына «верующую девушку, будущую матушку». Когда Тамара спросила: «Не хочешь познакомиться с хорошим, верующим мальчиком семинаристом?» Я ответила: «Почему нет?» Ответила и забыла. Минуло несколько недель. Шло всенощное бдение перед праздником Рождества Пророка и Крестителя Иоанна Предтечи (7 июля). К моей маме подошла женщина с сыном, представилась – это тот семинарист, о котором говорила Тамара, пришли знакомиться с вашей Мариной. Я заметила весь этот разговор с клироса и потихоньку сбежала домой, буквально прошла мимо. Это от смущения так случилось. Не хотелось знакомиться при его и моей маме…

Зато на следующий день, в сам праздник, Сергей пришел один. Стали мы разговаривать после Литургии. Он и говорит: «Ну, рассказывай!» Я это «рассказывай» до сих пор помню : -)  Пришлось о себе много говорить. Сказала, что батюшка предлагает пойти учиться в регентское училище, а я не знаю идти мне, или нет. Все-таки, хотелось в институт попасть. Погуляли мы с ним немного, побеседовали, потом проводил меня Сергей домой и пригласил с мамой к себе в гости. С того визита и началось наше тесное общение, приведшее к свадьбе. Мальчик мне понравился 🙂 Высокий, стройный и загорелый. Как раз вернулся из Феодосии, где проводил миссионерские беседы, направленные на борьбу с сектами. В-общем, выглядел презентабельно и говорил умные речи 🙂

Общались мы около недели. Затем Сергей уехал в Одесскую семинарию, брать разрешение на наш церковный брак. Обвенчались на 33-й день знакомства. 9 августа, в день памяти святого Великомученика Пантелеимона. Платье я шила себе сама – в испанском стиле, самостоятельно сконструировав выкройку. А свадебный стол устроили родители мужа. Гостей было не много, отмечали на квартире его родителей. На следующий день после венчания расписались без предварительной записи в очередь – посодействовала моя мама.

венчание

На медовый месяц ездили в соседний город, в частный дом принадлежащий матери моего мужа.

(в медовый месяц)

в медовый месяц

Там поблизости расположен курорт с солевыми озерами и целебными грязями. Город тоже считается курортным. Длился положенный нам сладкий месяц совсем не долго...недели две, до отъезда Сергея. Так началась моя семейная жизнь.

К концу августа Сережа уехал в семинарию. Он перешел на 4-й, выпускной курс. Осенью был рукоположен сначала в диаконы, потом стал священником. Виделась с ним однажды, после священнической хиротонии. В остальное время сидела дома (за 700 км от Одессы!) и ждала. Скучала, нервничала… Тяжелое было время. Отца Сергея направили на приход. Причем, сменил он два прихода – городской (в Ананьеве) и сельский, выбрав по своей воле службу в селе (где тяжелее, и где люди больше нуждались в хорошем священнике – предшественник сильно пил…).

В феврале 1996 года муж привез меня на приход. Очень ждала этого момента! Ехала вся исполненная радужных представлений и планов)))). Из «приданного» мы имели всего 15 сумок, тщательно мною собранных и упакованных (одежда, постельное белье, посуда, мамина швейная машинка и много Сережиных книг) которые и привезли с собой поездом. Село поразило меня заснеженностью – дома утопали в снегу. Намело местами выше окон! Настоящая Сибирь, а не юг Украины.

Батюшка жил у одной прихожанки. Приглашали и меня жить там же, с батюшкой – за печкой, в хозяйском домике. Отказалась. Стыдно было и не удобно. Настояла на переходе в церковный дом. Все-таки молодым лучше быть наедине, вместе. Дом оказался довольно большим, почти лишенным мебели (стояли две кровати, стол и стулья) и…очень-очень холодным. Печка топилась плохо. Водопровод был отключен, канализация замерзла… Обогревались всего две комнаты. Там мы и жили. Температура в доме редко поднималась до 16 градусов. Я ужасно мерзла. Привыкла к комфортным +28 в доме. А тут морозы до -30! Плохо утепленные окна и двери совсем мешали согреться. Спали одетыми, под двумя одеялами. Я всё время малодушествовала и грозилась сбежать назад, к маме 🙂 Батюшка мой утешал меня и сам топил печку…у меня это дело совсем не получалось.

Деревянный храм вообще было запрещено отапливать пожарными – опасность возгорания, а это памятник архитектуры. До сих пор служим в холодном храме, как служили до нас больше ста лет назад. Привыкли, конечно. Научились тепло одеваться. А поначалу я и в храме мерзла.

приближение дождя

Но сам храм мне всегда нравился — хорошая акустика и освещенность внутри, а снаружи весь беленький такой и воздушный. Благостное от него впечатление. С первого взгляда получаешь будто глоток Благодати!

С помощью Божией дожили до весны. Муж перевелся на заочное обучение. Вместе ездили сдавать и зачеты, и экзамены. В Одессе я отдыхала от неустроенного быта 🙂 Впрочем, быт и сама жизнь через несколько лет наладились. Купили старенький автомобиль(через 9 лет поменяли его на новый, отечественный и совсем недавно приобрели новую иномарку — благодаря отцу мужа), сделали паровое отопление, утеплили дом, выкопали колодец и провели новый водопровод, модернизировали канализацию, дом целиком меблировали и укомплектовали бытовой техникой — почти город у нас в селе получился. А поначалу очень и очень тяжело нам пришлось...Приходская жизнь изрядно испытала нашу силу воли и наше терпение.

На приходе довелось мне вспомнить всё, что я знала по Богослужебному уставу – стала контролировать местную псаломщицу. Бабушка была амбициозная, но допускавшая грубые ошибки в проведении службы. Делала ей замечания, подсказывала постоянно. Естественно, замечания от семнадцатилетней пигалицы (хоть и матушки) воспринимались болезненно. «Нарыв» недовольства потихоньку созревал, чтобы прорваться в самый неподходящий момент – на Пасху Христову. Она перестала петь после моего очередного замечания – мол, пой сама. А как я спою САМА?! У меня нет такого опыта… В слезах я ушла домой (дом стоит всего в 200 метрах от храма). Следом прибежал мой батюшка. Отругал меня – весь на нервах. Народа очень много в храме собралось, а Богослужение остановилось, наша псаломщица демонстративно ушла из клироса – «меня матушка выгнала» (а я никого не гнала! Подсказала спокойно, что Богородичный канон на саму Пасху не читается…). Сделала меня бабушка «козой отпущения» 🙂 Пришлось вернуться в храм и начать петь…самой. Без подготовки, по памяти… с дрожью в голосе. Бабушки-певчие поддержали, как умели – псаломщицу недолюбливали именно за её дурную привычку шантажировать священников (я вся такая незаменимая!).

Вот такое было моё «боевое клиросное крещение». С тех пор я всегда на клиросе(в последние года хотя бы на пол Литургии прихожу, поручив младших детей старшей дочери). Вечернее Богослужение пою сама, Литургии вместе с хором. Апостол, Часы тоже читаю – в этом опыт изначально был. С 12 лет, как в воскресную школу начала ходить, так в городе и читала то Апостол, то Часы, то каноны – получалось хорошо и священники частенько благословляли отроковицу Марину почитать 🙂 Помню, благочинный наш, отец Георгий, говорил в шутку: «Толковая матушка растет». Как в воду глядел! (Имею в виду, что матушкой я точно стала).  Страх,  боязнь руководить хором (хоть и небольшим) со временем прошли, а на их месте поселилась уверенность в своих силах. Слава Богу за всё!

Псаломщица та умерла через несколько лет. Так и стояла в храме, просто молящейся, «из принципа». Бог ей судья… Не обижаюсь.

В начале лета 1996 года отец Сергий успешно окончил Одесскую Духовную Семинарию. Отучился он там три года вместо четырех положенных (поступил сразу на 2-й курс, 4-й учился практически заочно). Отмечая счастливый выпуск в Одессе мы еще не знали, что нашу семью ждет пополнение…

Прочесть другие записи в той же рубрике:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *