Возложиша на главу мою венец от терний

«При самом поверхностном взгляде на образ суда над Иисусом Христом тотчас открывается, что он во многом был отличен от обыкновенных и даже необыкновенных судов человеческих. В продолжение нескольких часов выдержать истязание от трех различных властей — иудейской, галлилейской и римской — за такое дело, которое ни одна из них не признавала своим; быть упорно обвиняемому иерусалимским синедрионом и народом за то, чего синедрион и весь народ нетерпеливо ожидали; найти ревностного защитника своей невиновности в римском прокураторе(Пилате), которого все, по-видимому, не располагало в пользу Подсудимого: и Его бедность, и молчание, и сила врагов, и опасность обвинения; из уст судьи слышать неоднократно торжественное признание Своей невиновности и непосредственно за этим от того же судьи выслушать приговор на смерть крестную, с наименованием Праведника; иметь множество и естественных, и сверхъестественных средств для Своей защиты и пользоваться ими не больше, чем нужно для обнаружения Своей невиновности, — это такие обстоятельства, которые находим только в истории суда над Иисусом Христом!
Каждое судилище обнаруживало свой собственный характер. В синедрионе Иисус Христос был судим личными врагами Своими — как судит беззаконие. Во дворце Ирода жребий Его находился в руках деспота, который не знает другого закона для себя, кроме прихоти, и все правосудие которого состояло в том, чтоб не быть слишком неправосудным. Претория Пилатова могла служить убежищем невиновности человеческой, но не могла вместить правды Божественной. Здесь вместе с правосудием заседал дух мирской, языческой власти, на суде которой голос невиновности или не был слышен, или должен был отзываться выгодой. Истина небесная в лице Сына Божьего, кажется, посетила теперь все суды человеческие, чтобы видеть, аще есть разумеваяй или взыскаяй правду. И теперь, как во время Давида, оказалось, что все уклонились и сделались непотребными: несть творяй благое, несть до единаго (Псалтирь, 13, 3). »
(Святитель Иннокентий Херсонский «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа», гл. 22)


Особенности храмового служения:

Все богослужение Великого пятка(пятницы) посвящено благоговейному и трогательному воспоминанию спасительных страстей и крестной смерти Богочеловека.
Утреня Великой пятницы служится в четверг вечером. Главная особенность этой службы — чтение так называемых Двенадцати Евангелий(в народе называемых Страстями), то есть двенадцати евангельских отрывков, повествующих о страданиях Христовых и помещенных между разными частями службы.
Первое и самое длинное из них — Евангелие от Иоанна, в котором Господь открывает Себя как «Путь и Истину и Жизнь», как драгоценный дар Божией Любви, соединяющий людей с Ним и друг с другом. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих». И весь разговор Христа с апостолами прочерчивается радостью спасения и искупления среди мрака и скорби мира: «В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир». Заканчивается это евангельское чтение так называемой Первосвященнической молитвой, которая являет нам весь смысл прихода Спасителя:
«Не о них же только молю, но и о верующих в Меня по слову их, да будут все едино: как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино»
Чтения Страстей Господних заканчиваются отрывком о запечатывании гроба из Евангелия от Матфея.
В Великую пятницу, когда умер на кресте Спаситель, Божественная Литургия не совершается, но на службе Часов, в пятницу утром, снова прочитываются Евангелия о Его Страстях.
Вечерня Великой пятницы («Вынос Плащаницы») посвящена погребению Спасителя и совершается обычно в середине дня.
Перед началом выноса Плащаницы в середине Церкви устанавливается возвышение — «гроб», украшенный цветами, а на престол помещается Плащаница — большой плат, на котором написан или вышит образ положенного во гроб Спасителя.
Песнопения Вечерни посвящены страданиям и смерти Христовым. После входа с Евангелием и пения «Свете тихий» читаются отрывки из Книг Исхода, Иова и 52-я глава Книги пророка Исайи. Апостол читается из первого Послания к Коринфянам и Евангелие опять составлено из четырех повествований о Христовых смерти и погребении. Стихи прокимнов и «Аллилуйи» заимствованы из пророческих псалмов «Разделиша ризы Моя себе, и о одежде Моей меташа жребий» (Пс. 21, 18). «Боже, Боже Мой, вонми Ми, вскую оставил Мя еси» (Пс. 21, 1). «Положиша Мя в рове преисподнем, в темных и сени смертней» (Пс. 87, 6).
После добавочных песнопений, тоже о смерти Христовой, во время пения молитвы св. Симеона Богоприимца, священник надевает полное облачение (самое темное) и кадит Плащаницу, все еще находящуюся на престоле.
Затем после «Отче наш», во время пения тропаря, он поднимает Плащаницу над головой, обходит престол, выходит на середину церкви и помещает ее на гроб.
Поется трогательное песнопение «Благообразный Иосиф, с древа снем Пречистое Тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонЯми (благовониями) во гробе нове покрыв положи (Тропарь Великой субботы).
В некоторых церквях после Вечерни поется Повечерие или так называемый «Плач Пресвятыя Богородицы»(канон на погребение Спасителя от лица Девы Марии). К Плащанице принято прикладываться натощак, соблюдая с утра строгий пост, то есть вообще ничего не кушая(как это делается перед таинством Причастия)


В связи с приближением Пасхи меня терзает(как и всегда) один-единственный вопрос: Для чего освящают паски, куличи и яйца вообще неверующие люди? Ответ я даю весьма ехидный: святят по той же причине, по которой на Новый Год зовут Деда Мороза. Никто не верит в него, но блин, традиция! Однако, Новый Год — гражданский праздник, а Пасха — духовный. Нужен ли духовный праздник атеисту, маловерующему и совсем не соблюдающему церковные уставы? Освятит ли его, вкушенный раз в год кулич? Надеюсь, что да. Ведь в остальное время года такие люди обожают позлословить о духовных составляющих Православия. Но говорят, Бог милостив. Поэтому всё-таки надеюсь, что святят они не зря. И что-то светлое, доброе все же останется в их душах от посещения Божьих храмов. 


P.S: а ещё из года в год вгоняют в дрожь следующие слова из вчерашней службы. Они звучат примерно как и «Мне отмщение, Аз воздам»…
«Совлекоша(сняли) с Мене ризы моя(одежды) и облекоша Мя в ризу червлену(красную, окровавленную), возложиша на главу Мою венец от терний(из терновника) и в десную(правую) руку вдаша трость, да сокрушу их, яко сосуды скудельничи(глиняные сосуды)»
(Иисус был, как называемый в народе царем Иудеии, в насмешку и издевку одет вместо царской порфиры в красную накидку, вместо короны в терновый венок, а вместо царского жезла ему была дана в правую руку трость…которой потом и били по голове, плюя в лицо. Слова приведенного пророчества ужасны в своей высшей справедливости и точности! А написаны они задолго до рождения Иисуса. Действительно, Иудея была после смерти Христа «сокрушена, как глиняный сосуд» за своё отступничество) 

Прочесть другие записи в той же рубрике:


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *